четверг, 25 апреля 2013 г.

Алексей Поднебесный арестован перед митингами протеста: дело сфабриковано, чтобы устранить активиста (+ВИДЕО)

у Нижегородского суда10 апреля 13 г. Алексей Поднебесный был арестован полицией и заключен под стражу на 7 суток. Это было сделано накануне двух митингов протеста, со-организатором которых выступал Алексей Поднебесный (см.: "Нижегородцам предстоит неделя протеста"). Задержание было произведено по указанию высокопоставленных коррумпированных нижегородских властей, о чем в разговорах неоднократно упоминали сотрудники полиции:
"Мы против тебя ничего не имеем, но ты перешел дорогу большому человеку...".

Хронология задержания и ареста

Я призываю всех очень внимательно прочитать отчет о моем задержании, потому что в нем есть сведения о полнейшей его незаконности и заказном характере.


Около 15-00, 10 апреля 2013 г. Проспект Молодежный, напротив парка.
Я иду по улице с объявлениями о митинге 12 апреля в руках. На меня бежит полицейский (он почему-то решил, что я от него «убегаю»), хватает меня, валит на землю, бьет дубинкой. Женя подходит и все видит, рядом с ней другой полицейский, она тоже задержана. На меня надевают наручники и везут в отделение полиции на ул. Школьная.

15-10 – 16-30. Полицейский участок на ул. Школьной (Автозавод).
Полицейский, задержавший меня, пишет рапорт, сидя передо мной, я сижу в наручниках (застегнуты за спиной). Рапорт он отдает дежурному, тот кому-то звонит, возвращает рапорт и говорит, что надо переписать и написать еще один рапорт, чтобы было сразу два эпизода. Полицейский переписывает, им снова что-то не нравится, и он снова переписывает.
У меня из рюкзака достают несколько объявлений о митинге, полицейский выходит с ними на улицу, возвращается без объявлений. Потом (после освобождения) я узнаю, что полицейские сами приклеили мои объявления на какой-то столб и на стену дома, сфотографировали это все и написали рапорт, что это, якобы, я приклеил. На фото нет ни понятых, ни, естественно, меня самого, объективных доказательств того, что я к этому причастен – никаких.
У меня и Жени незаконно отбирают телефоны, говорят: «сейчас мы пробъем телефон».
Выяснилось, что в базе данных полиции я прохожу, как совершивший убийство, ст. 105 УК РФ: такую справку получил дежурный на меня, чему был очень удивлен и пришел спрашивать меня, так ли это. Очевидно, заранее составленный мне приговор (развалившийся в суде), для полиции до сих пор в силе…

16-45. В полицейской машине на пути в ОП 1.
После опроса участковым, меня выводят под конвоем из отделения полиции и увозят в ОП 1 (Отдел полиции Автозаводского района). Жене не сообщили, куда меня повезли, когда меня вывели, ее повели к участковому на опрос, попрощаться нам не дали.
В машине полицейские, писавшие на меня рапорт, говорили:
- Пойми, мы против тебя ничего не имеем, но ты перешел дорогу одному большому человеку.
- Никогда раньше в нашем ОП такого еще не было: как только мы тебя задержали, сразу начались странные звонки…
- Тебя наказывают не потому, что ты виноват, а потому, что ты попался.

17-00. ОП № 1
В ОП 1 меня поместили в камеру, где было еще 6 человек, туалета не было и не выводили, в туалет ходили прямо на пол в угол, на всех была одна 5-литровая бутыль с водой из-под крана.
Меня обыскивали 3 раза: в первый раз изъяли все личные вещи, в т.ч. диктофон. Потом выводили и обыскивали еще 2 раза, заставляя раздеваться: искали телефон (думали, что я пишу из камеры в интернете о своем задержании).
В камеру завели нового задержанного, который рассказал: «Меня долго не оформляли, потому что у них там был какой-то большой кипеш вокруг какого-то диктофона…». Я понял, что они слушали записи на моем диктофоне: я частично записал мое задержание. С диктофона они стерли все записи.
Через некоторое время меня перевели в одиночную камеру, под потолком - камера видеонаблюдения.
Приехала съемочная группа пресс-службы ГУВД: сотрудник в штатском и женщина. Им нужно было, чтобы я сказал, что меня не избивают. Я сказал, что при задержании меня ударили дубинкой.
Дверь моей камеры был напротив открытой двери кабинета, где были сотрудники полиции, и я слышал их разговоры. Называли мою фамилию:
- За такое его никогда бы сюда не привели. Если его сюда привезли, значит на него еще что-то есть…
- По нему было указание свыше… Из вышестоящей инстанции.
Меня опрашивала дознаватель, голос, похожий на ее, я слышал позже. С ней говорил мужчина:
- Здесь есть все основания для уголовного дела.
- Я не буду ничего делать! У него при себе ничего незаконного не было. Ничего запрещенного изъято не было
. – Женщина отвечала возмущенно, видимо, она отказалась сфабриковать на меня уголовное дело, что ей кто-то предлагал сделать. Этот разговор был незадолго до того, как ко мне в камеру зашла съемочная группа ГУВД.

11 апреля. ОП 1 – суд Автозаводского района
Утром съемочная группа пресс-службы ГУВД вновь приехала снимать меня, хотели, чтобы я сказал, что меня не избивают.
Я слышал из камеры, как женщина-оператор говорила дежурному: «Мне надо снять, как его повезут под конвоем в суд». Потом я слышал, как она записывала «стендапы»: «Сотрудниками полиции был задержан за расклейку объявлений Алексей Поднебесный».
В суд нас должны были везти в 10-00, в 11-00 должны были уже начать рассматривать дела задержанных. Мне об этом объявили вечером 10 апреля, то же самое говорили и другие задержанные. Но в суд нас повезли лишь около 15 - 16 часов.
В суде помощница судьи много раз бегала с делами с 1 на 2 этаж, начало рассмотрения долго откладывалось, лишь около 17 часов начали рассматривать.
Со мной было еще 5 человек задержанных за хулиганство, вождение в пьяном виде и т.п. Их стали вызывать сразу по двое. Они выходили через несколько минут, всем давали штраф 500 рублей (были там и ранее судимые, и условно осужденные).
Меня вызвали последним, и не в паре с кем-то, а одного. Поддержать меня пришли двое товарищей и моя жена. Я заявил ходатайство рассмотреть дело по месту жительства. Судья, с облегчением, согласился.
Всех остальных задержанных отпустили по домам, я с конвоиром остался в суде ждать машину. Около 18 часов приехала легковушка с водителем в штатском. Куда меня повезут – в ОП или в суд, мне и Жене не говорили. Уже в машине из разговоров сотрудников я понял, что меня повезут в суд Нижегородского района:
- Уже три раза звонили, спрашивают, где мы, и когда приедем. Нас там встретят…
- Нас уже ждут в суде, уже известно, кто судья.
У суда Нижегородского района нас встретил сотрудник полиции в штатском, который сказал конвоировавшему меня:
- На ваш Автозавод сегодня весь Нижний работает! Меня подняли, заставили вас встречать…

20-00, 11 апреля, Нижегородский районный суд
По репликам судьи Шутова А.А. было понятно, что свою задачу он видит в узаконении действий полиции. На мои слова о том, что меня били дубинкой, и на те же показания Жени (она чудом успела доехать на метро с Автозавода в Нижегородский суд и я вызвал ее в качестве свидетеля) Шутов с деланым изумлением отвечал: «Ну что вы! Такого быть не может! Сотрудник полиции не может вот так просто взять и ударить кого-то дубинкой!»
По поводу моей реплики, что мой телефон прослушивается: «Ну, этого не может быть! На прослушивание нужно разрешение суда! В данном случае в деле этого нет. Так что это невозможно».
По поводу участников: «Вот вас, с митингов, -  я называю таких революционерами, - с вами все время какие-то проблемы!»
В отличие от постановлений моим сокамерникам из ОП 1, которые были готовы за 5 минут, Шутов рассматривал дело и писал постановление более часа. Уже  после 20 часов меня увезли в спецприемник на Гагарина, на 7 суток.

Уже после освобождения, 17 апреля, я обнаружил, что изъятая у меня куртка осталась в ОП 1, мне ее не выдали. До сих пор куртку не выдают. А изъятый у меня телефон оказался сломан.

после освобождения
На свободе меня встретили несколько товарищей и жена. Я предложил всем вместе пойти на публичные слушания по вырубке Кулибинского парка, которые должны были проходить в этот день. Меня осовободили в 17-15, а слушания начинались в 18-00. Мы успели вовремя, мне удалось выступить в защиту парка и записать на видео часть слушаний…

Митинг против вырубки Автозаводского парка 12 апреля состоялся. Также состоялся и митинг против уплотнительной застройки 13 апреля в Ковалихинском сквере. На митинге было принято решение о создании "Общественного совета" по защите конституционных прав нижегородцев...



Вы можете помочь Алексею и его семье материально. счет в Интернете на Яндекс.деньги - 41001841472790 WebMoney - R362746432978

Комментариев нет:

Отправить комментарий